+7 (401 41) 3-28-97e-mail: gazetapolus@mail.ru
Черняховск, ул.Спортивная, д.2
Время работы: понельник - пятница с 9:00 до 18:00
18.01.2017

Это забыть невозможно

18.01.2017

 В январе 1943 года наши войска прорвали блокаду, а 27 января 1944 года Ленинград был освобожден. Сегодня мы расскажем о настоящей ленинградке, свидетеля тех событий, которая уже много лет живет в нашем городе.

Мария Дмитриевна  Белоглазовой поделилась  своими воспоминаниями. «Жили мы на Васильевском острове. Помню1-ю линию,  Университетскую набережную и проспекты Большой, Средний и Малый, а рядом моя улица Железноводская. Рядом была школа 29, но училась я в 34 школе. 1 июня мне исполнилось 13 лет, а через три недели началась война. Пришлось  увидеть и пережить все ужасы войны: бомбёжки, артобстрелы, голод и холод блокады. Холод и голод … Дневная пайка хлеба по карточкам составляла по 125 грамм мне и маме, и брату. Хлеб тяжелый и вязкий, половина муки, остальное жмых, бумага, опилки. Еще  и 100 граммов крупы на 10 дней. Так было тяжело, что многое хочется забыть. Конечно, это забыть невозможно. Кроме голода страшным было и то, что мы, ленинградцы, не имели вёдер, чтобы ходить за водой на Неву – в мирное время они не нужны. В ход шли чайники, кастрюли, чтобы только была возможность хотя бы пить. Зима была очень суровая. В декабре мороз под тридцать градусов, снег выпал. Его некому убирать и все ходили по проторенным дорожкам. В феврале 1942 года умер мой старший брат. А в апреле умерла моя мама. Я почти не плакала. Похоронили ее на Пискаревском кладбище. Папа погиб и я осталась одна. Скиталась на улице с такими же ребятами пока, не забрали нас в распределитель в Смольненском районе. И вот я в детском доме. Вечерами, помню собирались, мы девчонки 12 человек, вокруг воспитательницы Веры и читали книги, сочиняли стихи:

Тянуться дни словно тучи дождливые

Их пережить бы скорей

Хочется снова увидеть…

В 1943 году, как прорвали блокаду, повезли нас через Ладожское озеро в эвакуацию на Алтай. В катере так всех сильно укачало, что сами даже стоять не могли и нас за воротники переносили на берег.

Мы остались живы. До сих пор вспоминаю  блокаду. Как подорвала она здоровье и исковеркала мою судьбу. Каждый день вспоминаю и плачу.

Недалеко от Новосибирска есть село Макарово. Все пошли на ужин, а мы, четыре девчонки, бережком и на пристань. Убежали… Денег нет, билетов и вещей тоже. Перебирались на перекладных, да на крышах вагонов. 9 раз задерживали, а на станции Барабинск даже не смогли подойти к составу, такая была сильная охрана. Пришлось до следующей станции идти пешком. Через 21 сутки добралась до узловой станции Новосокольники Псковской области. Здесь жил мой родной дядя, папин брат, Илларион Федорович Белоглазов. Он был на фронте, а до войны  был председателем колхоза. Семья многодетная и дом был построен большой. Но он был уничтожен, хорошо живы остались.  Мы все вместе скитались пока дядя не вернулся с войны. Тогда он завербовался в Риге и привез нас в 1946 году в Калининградскую область. В Краснознаменском районе было подсобное хозяйство и мы все работали. Прошло кое какое время, пока мы привыкли к мирной жизни, потом начали трудиться и день и ночь для того, чтобы восстановить нашу новую Родину. Я помню, мы каждый день вставали ни свет ни заря. Коров до тех пор я близко не видела, а тут даже научилась доить. Лошадей боялась до ужаса, но теперь не только ухаживала, но и ездила на них. Вокруг много было свободных хуторов, так что сено были обеспечены.

Случайно встретила в 1947 году землячку. Она позвала в Черняховск. И вот, с тех пор я живу здесь. В 1948 году вышла замуж. Очень сильно любила я папу своего, поэтому фамилию оставила. Здесь в Черняховске  родились моя дочь и мой сын. Самые приятные  для меня годы в Черняховске связаны с Деревообрабатывающим комбинатом. Такой дружный и замечательный у нас был коллектив. Вместе работали, отдыхали.  Мы только в Брестскую крепость ездили четыре раза. Я ведь поработала на всех станках во втором цеху. Мы его строили и осваивали. Это сушильно-раскроечный цех, а он самый сложный . Ни от какой работы не отказывалась. В 1983 году ушла на пенсию, но работу не бросила и до 1996 года работала на ДОКе. До сих пор вспоминаю с теплотой то время. Потом работала на другой работе, пока совсем не заболела. Я ни о чем не жалею, но такой жизни никому не хочу пожелать».

Мария Дмитриевна, огромное спасибо Вам за то, что Вы с таким трепетом храните  свои воспоминаниями и делитесь ими с другими поколениями, для которых война - это уже давняя история нашей страны. Желаем Вам здоровья, счастья и ещё долгих лет!

Опубл в №6

В январе 1943 года наши войска прорвали блокаду, а 27 января 1944 года Ленинград был освобожден. Сегодня мы расскажем о настоящей ленинградке, свидетеля тех событий, которая уже много лет живет в нашем городе.

Мария Дмитриевна  Белоглазовой поделилась  своими воспоминаниями. «Жили мы на Васильевском острове. Помню1-ю линию,  Университетскую набережную и проспекты Большой, Средний и Малый, а рядом моя улица Железноводская. Рядом была школа 29, но училась я в 34 школе. 1 июня мне исполнилось 13 лет, а через три недели началась война. Пришлось  увидеть и пережить все ужасы войны: бомбёжки, артобстрелы, голод и холод блокады. Холод и голод … Дневная пайка хлеба по карточкам составляла по 125 грамм мне и маме, и брату. Хлеб тяжелый и вязкий, половина муки, остальное жмых, бумага, опилки. Еще  и 100 граммов крупы на 10 дней. Так было тяжело, что многое хочется забыть. Конечно, это забыть невозможно. Кроме голода страшным было и то, что мы, ленинградцы, не имели вёдер, чтобы ходить за водой на Неву – в мирное время они не нужны. В ход шли чайники, кастрюли, чтобы только была возможность хотя бы пить. Зима была очень суровая. В декабре мороз под тридцать градусов, снег выпал. Его некому убирать и все ходили по проторенным дорожкам. В феврале 1942 года умер мой старший брат. А в апреле умерла моя мама. Я почти не плакала. Похоронили ее на Пискаревском кладбище. Папа погиб и я осталась одна. Скиталась на улице с такими же ребятами пока, не забрали нас в распределитель в Смольненском районе. И вот я в детском доме. Вечерами, помню собирались, мы девчонки 12 человек, вокруг воспитательницы Веры и читали книги, сочиняли стихи:

Тянуться дни словно тучи дождливые

Их пережить бы скорей

Хочется снова увидеть…

В 1943 году, как прорвали блокаду, повезли нас через Ладожское озеро в эвакуацию на Алтай. В катере так всех сильно укачало, что сами даже стоять не могли и нас за воротники переносили на берег.

Мы остались живы. До сих пор вспоминаю  блокаду. Как подорвала она здоровье и исковеркала мою судьбу. Каждый день вспоминаю и плачу.

Недалеко от Новосибирска есть село Макарово. Все пошли на ужин, а мы, четыре девчонки, бережком и на пристань. Убежали… Денег нет, билетов и вещей тоже. Перебирались на перекладных, да на крышах вагонов. 9 раз задерживали, а на станции Барабинск даже не смогли подойти к составу, такая была сильная охрана. Пришлось до следующей станции идти пешком. Через 21 сутки добралась до узловой станции Новосокольники Псковской области. Здесь жил мой родной дядя, папин брат, Илларион Федорович Белоглазов. Он был на фронте, а до войны  был председателем колхоза. Семья многодетная и дом был построен большой. Но он был уничтожен, хорошо живы остались.  Мы все вместе скитались пока дядя не вернулся с войны. Тогда он завербовался в Риге и привез нас в 1946 году в Калининградскую область. В Краснознаменском районе было подсобное хозяйство и мы все работали. Прошло кое какое время, пока мы привыкли к мирной жизни, потом начали трудиться и день и ночь для того, чтобы восстановить нашу новую Родину. Я помню, мы каждый день вставали ни свет ни заря. Коров до тех пор я близко не видела, а тут даже научилась доить. Лошадей боялась до ужаса, но теперь не только ухаживала, но и ездила на них. Вокруг много было свободных хуторов, так что сено были обеспечены.

Случайно встретила в 1947 году землячку. Она позвала в Черняховск. И вот, с тех пор я живу здесь. В 1948 году вышла замуж. Очень сильно любила я папу своего, поэтому фамилию оставила. Здесь в Черняховске  родились моя дочь и мой сын. Самые приятные  для меня годы в Черняховске связаны с Деревообрабатывающим комбинатом. Такой дружный и замечательный у нас был коллектив. Вместе работали, отдыхали.  Мы только в Брестскую крепость ездили четыре раза. Я ведь поработала на всех станках во втором цеху. Мы его строили и осваивали. Это сушильно-раскроечный цех, а он самый сложный . Ни от какой работы не отказывалась. В 1983 году ушла на пенсию, но работу не бросила и до 1996 года работала на ДОКе. До сих пор вспоминаю с теплотой то время. Потом работала на другой работе, пока совсем не заболела. Я ни о чем не жалею, но такой жизни никому не хочу пожелать».

Мария Дмитриевна, огромное спасибо Вам за то, что Вы с таким трепетом храните  свои воспоминаниями и делитесь ими с другими поколениями, для которых война - это уже давняя история нашей страны. Желаем Вам здоровья, счастья и ещё долгих лет!

Майя Ксеневич.

    Добавить комментарий
    Введите код с картинки
    Необходимо согласие на обработку персональных данных